БЮРОКРАТИЧЕСКИЕ ДИВЕРСИИ

 

«Они шли полдня и добрались до города, который назывался Дураколовка»

Карло Коллоди «Пиноккио»

 

1. Легенда про то, как  «Буран» разорил СССР

«Космическая гонка» - это не просто чисто спортивное стремление быть первыми в каких либо научных достижениях. Это элемент большой политики великих держав. Ведь, если страна имеет мощную промышленность и классных специалистов, то это проявляется в каких-либо научно-технических проектах, например, в создании новых образцов ракетно-космической техники. В свое время СССР держал устойчивое лидерство в космосе. Но кто знает, во что это обошлось?

Чертежи и фотографии «Шаттла» были впервые получены в СССР по линии ГРУ в начале 1975 года. Сразу же были проведены две экспертизы на их военную составляющую: в военных НИИ и в Институте проблем механики под руководством Мстислава Келдыша. Выводы: «будущий корабль многоразового использования сможет нести ядерные боеприпасы и атаковать ими территорию СССР практически из любой точки околоземного космического пространства» и «Американский Шаттл грузоподъемностью 30 тонн в случае его загрузки ядерными боеголовками способен совершать полеты вне зоны радиовидимости отечественной системы предупреждения о ракетном нападении. Совершив аэродинамический манёвр, например, над Гвинейским заливом, он может выпустить их по территории СССР» Эта информация подтолкнула руководство СССР к созданию ответного проекта «Бурана». В Советском Союзе действовали с размахом - в создании «Бурана» участвовали несколько союзных министерств, десятки республиканских, и 79 государственных органов управления.

Свой первый и единственный космический полёт «Буран» совершил 15 ноября 1988 года. Космический корабль был запущен с космодрома Байконур при помощи ракеты-носителя «Энергия». Продолжительность полёта составила 205 минут, корабль совершил два витка вокруг Земли, после чего произвёл посадку на аэродроме «Юбилейный» на Байконуре. Полёт прошёл без экипажа в автоматическом режиме с использованием бортового компьютера и бортового программного обеспечения, в отличие от «Шаттла», который совершал посадку на ручном управлении.

Однако «Энергии» и «Бурану» так и не суждено было стать основой советской космонавтики. С самого начала существовала серьезная оппозиция этому проекту. Вот, например, выписка из стенограммы научно-технического совета Минобщемаша в августе 1988 года:  В.П. Мишин: "Мы строили в космосе светлое будущее, как и на Земле... "Буран" это бесполезный сорняк, выросший на почве некомпетентности... Почему Россия повторяет ошибки США?" К.П. Феоктистов: "Буран" - яркий пример ошибочно и неверно поставленной цели. Рассказывали, что челночный космический корабль зачем-то понадобился Военно-воздушным силам, они пробились к Брежневу, и непонятно почему  он дал команду его делать..." В 1990 году работы по программе «Энергия-Буран» были приостановлены, а в 1993 году программа окончательно закрыта.

До недавнего времени финансовые затраты на программу создания комплекса «Энергия-Буран» никто не считал. Недавно в прессе появилась информация, что единственный полет советского многоразового корабля, учитывая все дополнительные расходы и испытания, обошелся с сумму, равную ТРЕМ годовым бюджетам Советского Союза!  Когда я спросил об этом в доверительной беседе своего старого друга и наставника бывшего заместителя главного конструктора МКС «Буран» В.М. Филина, то он сказал, что это не так. По официальной оценке сумма была значительно меньше. Потом в разговоре, Вячеслав Михайлович сказал, что возможно корреспонденты имели в виду стоимость не только «Энергии-Бурана», но и многих побочных проектов, которые привели к созданию МКС (проект «Спираль», ракетоплан «БОР», челомеевский «Р-2», туполевский комплекс «ДП» и др.).  Даже если это так, и больших космических проектов было несколько, то Советский Союз жил явно не по средствам. Возможно, это ускорило экономический кризис 90-х годов и развал СССР.

 

2. Можно ли ракету сделать дешево?

История показывает, что можно. Например, ракета ФАУ-2 имела настолько низкую себестоимость, что ее производили сотнями в Германии, которая была истощена войной и имела весьма ограниченные производственные ресурсы. Другой пример, Мессершмитт Ме-163 «Комета» — немецкий сверхзвуковой ракетный истребитель-перехватчик, который совершил свой первый полёт 1.09.1941 г., а первый боевой вылет  14.05.1944 г. Me-163 имел очень необычный жидкостный ракетный двигатель, в который подавалась 80-процентная перекись водорода и жидкий катализатор (раствор перманганата калия либо смесь метанола, гидразин-гидрата и воды). В камере сгорания перекись водорода разлагалась с образованием большого объёма перегретой парогазовой смеси, создавая мощную реактивную тягу. В Советском Союзе в 1946 году был построен ракетоплан БИ-1 с простейшим жидкостным реактивным  двигателем (ЖРД). Этот фанерный самолетик мог находиться в воздухе до 15 минут, и теоретически мог вывести небольшой груз в ближний космос, т.к. был оснащен настоящим ракетным двигателем.

Со временем дешевые ракеты исчезли, уступив место очень дорогим проектам. Сверхмощные ракеты типа «Энергия», «Н-1» или «Ангара» бесспорно нужны. Но в последнее время в связи с быстрым развитием микроэлектроники, появилась тенденция уменьшения массы космических аппаратов (спутников). Для их доставки в космос необходимы сверхлегкие ракеты-носители с хорошими технико-экономическими параметрами (т.е. более дешевые и надежные). В ЗАО «РК Старт» проведена проработка этого направления и выяснено, что наиболее перспективными являются ракеты с горизонтальным стартовым устройством многократного применения. Такое устройство выполняет функцию катапульты, обеспечивая начальное ускорение. Катапультируемая ракета имеет меньшие габариты за счет уменьшения необходимого топлива, и более низкую себестоимость. А если построить например прототип самолета БИ-1 или Ме-163, заменив фанерный каркас на конструкцию из современных материалов? Очевидно можно получить сравнительно дешевое транспортное средство для доставки грузов в космос. Причем для взлета такого самолетика не потребуются дорогостоящие ракетные стартовые устройства. Ведь взлет можно осуществлять и с обычных аэродромов, что особенно актуально, например, для военного применения.

 

3. Почему сегодня нет надежных новых ракет?

Ответ простой – их разучились делать. До недавнего времени в одном из закрытых сборочных цехов ЗЭМ ОАО «РКК «Энергия» стояла трофейная ракета ФАУ-2, на которой рабочим показывали, как надо правильно ставить заклепки или стыковать элементы конструкции. С этой ракеты начинались космические программы, поэтому она была своеобразным эталоном культуры производства.

Если немцы делали свои ракеты на конвейере, как автомобили, то современное ракетостроение – это очень дорогое штучное производство, где каждое изделие собирается вручную и проходит многоуровневую проверку. Но главная причина дороговизны ракетной техники, не в сложности ее производства, а в нерациональной организации труда. За много лет, имея практически неограниченное финансирование, чиновники настолько обюрократили ракетную промышленность, что она перестала работать. Старые ракеты производятся, а новых нет! Вспомним историю. Когда-то в 50-х годах С.П. Королев имел в подчинении всего 6 главных конструкторов, и с их помощью ухитрился создать надежную ракету Р-7 («Союз»), которая летает и по сей день. В настоящее время на предприятии, которое носит имя С.П. Королева, есть большой актовый зал, который в дни совещаний до отказа заполняется главными конструкторами и директорами. "Главных" стало больше, а результатов меньше. Это объясняется просто. Вследствие бюрократизации предприятий и увеличения числа работников всех уровней, появляются дополнительные расходы, что приводит к значительному удорожанию конечной продукции. Поэтому в сложившейся бюрократической системе ракета не может быть дешевой – ведь всем участникам надо платить.

Самое печальное в этой ситуации то, что многие ракетные предприятия уже полностью деградировали. Туда не идут перспективные специалисты, поскольку не видят там никакой личной перспективы. В последнее время с высоких трибун стали звучать призывы возврата квалифицированных работников, которые ушли с госпредприятий в годы  горбачевской «перестройки». Но кто может назвать хоть одну причину, почему настоящий специалист захочет вернуться на свое старое предприятие? Зарплата низкая, перспектива сомнительная, льгот никаких. Да еще сохранилась пресловутая «секретность», ограничивающая свободу передвижения и другие неприятные обязательства.

Теперь представим, что в этой рутинной обстановке каким-то чудом появляются специалисты наполненные новыми идеями и желанием работать по-настоящему. Какова будет их судьба? Сбегут, привыкнут ничего не делать, деградируют или все-таки пробьются к успеху?

 

4. Бюрократический саботаж, или три способа, как уничтожить любой проект   

 

Известно, что на войне любая ракета максимально уязвима на старте, когда она только начала взлетать, но еще не набрала максимальную скорость. Такую ракету легко сбить. Но мало кому известно, что любую ракету можно уничтожить без единого выстрела, еще на стадии проекта. Для этого нужно просто завербовать чиновника-бюрократа, который, действуя «строго по закону» сможет уничтожить не одну, а сразу все ракеты нового поколения, снизив обороноспособность страны в несколько раз. Такой вредитель ничем не рискует, поскольку формально действует строго по закону, применяя испытанные способы бюрократического саботажа.  

Способ №1 «Игнорирование»

Это самый надежный способ уничтожить изобретателя и его проект в самом начале. Все обращения в инстанции либо остаются без внимания, либо сопровождаются отписками типа «Ваш проект вызывает интерес, но требует дальнейшей проработки». Например, проект «Комета» неоднократно пытались уничтожить этим способом до тех пор, пока нашему представителю, используя личные возможности,  не удалось поговорить с заместителем председателя правительства России Дмитрием Олеговичем Рогозиным и получить его личное одобрение. После одобрения проекта столь влиятельным членом Правительства бюрократы-чиновники перестали тупо игнорировать наши обращения, но перешли к следующей более коварной тактике (см. далее: Способ №2).

Способ №2 «Затягивание сроков»

Если невозможно убить проект простым игнорированием, то в ход идет второй бюрократический прием – затягивание сроков рассмотрения. Например, в нашем проекте, для затягивания сроков были разосланы письма в ведомственные НИИ (ЦНИИМАШ и 4-й ЦНИИ МО РФ), которые по 2-3 месяца «рассматривали» проект, составляя формальные отзывы. Потом начиналась переписка и бесконечный бюрократический процесс «хождения по кругу», когда одни и те же вопросы задавались снова и снова, как будто впервые. Этот бесконечный процесс "обсуждения проекта" может прекратить только "приказ сверху", когда представителю разработчика удается обратить внимание на проблему, например члена Правительства. Если указание "рассмотреть проект в кратчайшие сроки" поступает, то процесс "хождения по кругу" прекращается. Срочно назначается совещание в НТС (Роскосмоса или ВПК) и бюрократы переходят к самому надежному способу уничтожения нового проекта, описанному далее.

Способ №3 «Формальное рассмотрение»

Если по какой-либо причине бюрократам-чиновникам не удается затянуть процесс рассмотрения проекта, и приходится что-то делать, то в ход идет последнее самое сильное средство – зарубить проект в процессе его формального рассмотрения. Для этого в НТС ВПК или в НТС Роскосмоса назначается собрание («заседание рабочей группы»), куда приглашаются «эксперты» из профильных организаций, изначально заинтересованные в уничтожении проекта. Заранее известно, что каким бы перспективнным ни был проект, он будет раскритикован и отвергнут. При этом, иногда, подобные «эксперты» настолько увлекаются своим красноречием, что теряют контроль над собой и говорят явные глупости. Например, на заседании НТС ВПК, которое состоялось 28.04.2014 г., при рассмотрении нашего проекта, один уважаемый представитель ЦНИИМАШа при обсуждении вопроса финансирования проекта «Комета» минут 15 доказывал, что наш проект должно финансировать не государство, а некие зарубежные инвесторы, которых надо поискать. Т.е. по сути советовал продать нашу новую ракету зарубежным покупателям (инвесторам)! Если бы подобные разговоры я услышал в пивной, то это было бы не так удивительно. Но ведь все это не стеснялся говорить «авторитетный эксперт» НТС ВПК в присутствии представителя Минобороны и других серьезных людей!

Изобретатели - весьма чувствительные люди. Предлагая что-то полезное, они ждут, если не благодарности, то хотя бы простого понимания и минимального содействия со стороны государственных структур. Пообщавшись с чиновниками-бюрократами, которые ведут себя иногда очень недружелюбно, российские инноваторы могут выбрать для себя один из трех вариантов дальнейших действий:

  • Можно не тратить время, просто забросить проект, и заняться чем-то другим. Например, можно уехать за границу (как делали в 90-х годах), или устроиться на работу таксистом, или открыть собственный ресторанчик. Если ваше изобретение не нужно государству, то зачем тратить время на бесконечные прения со всевозможными «младшими научными сотрудниками»?
  • Если у вас есть возможность (личный доступ), можно обратиться напрямую к какому-либо высокому руководителю государства, рассказать о преимуществах своего проекта и получить его  личную поддержку, которая на некоторое время устранит бюрократические препятствия. Но даже поддержка члена правительства не гарантирует того, что бюрократ-саботажник не  будет вредить исподтишка, всячески препятствуя продвижению ваших идей. Например, несмотря на одобрение проекта ракеты нового поколения "Комета" Д.О. Рогозиным, чиновники-бюрократы уже более года успешно "динамят" проект, гоняя его по инстанциям и избегая четких решений.
  • Теоретически можно просто проявить терпение, и попытаться тупо пройти все бюрократические препятствия. Чаще всего для этого требуется много лет и очень много нервов. Поэтому многие известные руководители ракетно-космических предприятий (включая самого С.П. Королева) ушли из жизни намного раньше времени.

Как было отмечено выше, самыми ярыми противниками перемен являются чиновники среднего уровня. Эти «серые мышки» сидят в теплых местах, получают очень приличную зарплату и годами дурачат государство, создавая видимость работы. Как правило, чиновники-бюрократы имеют тесные связи с руководителями «своих» ведомственных НИИ, которые как сорняки расплодились в России еще в советское время. Десятилетиями эта коррупционное сообщество выкачивает деньги их государственной казны, ухитряясь ничего не производить, кроме обещаний и бумажных отчетов. Если в этой системе появляется новая инициативная группа специалистов, которые могут и хотят работать по-настоящему, то их безжалостно уничтожают, применяя способы бюрократического саботажа, описанные выше.

 

5. Проблемы, которые нужно преодолеть

 

Тенденция отставания наглядно показана на этой иллюстрации, взятой из зарубежных источников. Хотелось бы верить, что через некоторое время, российской ракетной промышленности удастся преодолеть "детские болезни" и бюрократию, о которых шла речь в этой статье. Так будет - это реальная перспектива. И по другому быть не может!